Хирург - профессия стрессовая

33,14 KbОпытный хирург, врач высшей категории хирург Николай Афонин в районной больнице работает почти три десятка лет.

Закончил Ярославский медицинский институт, поначалу решил было выбрать своей будущей специальностью судебно-медицинскую экспертизу, однако закончил все же хирургом. Место работы - Сергиев Посад - выбрал сам.

На курсе из 60 выпускников-хирургов всего десяток девчонок.

- Считается, что профессия хирурга в медицине - высший класс, - говорит Николай Степанович, - а на деле оказалось, что грязнее и тяжелее работы не существует.

За годы работы, по приблизительным подсчетам, сделал около трех тысяч операций. Всех своих пациентов, конечно, не помнит. Узнают врача они сами. При выписке Николай Степанович каждому говорит: прощай, надеюсь, больше моя помощь не понадобится.

Язвы, грыжи, аппендициты - то, что на языке медиков называется абдоминальной хирургией, - сфера деятельности Николая Афонина. Вспоминает, что лет пять-десять назад приходилось оперировать пациентов с огнестрельными ранениями, сегодня таких случаев почти нет, зато появилось членовредительство, связанное с бытовухой.

- Николай Степанович, герой известного фильма "Ирония судьбы", тоже врач-хирург, говорит: "Я часто вынужден делать людям больно, чтобы потом им было хорошо". Вы сочувствуете вашим пациентам?

- Если ты не думаешь о больном, ты не хирург. Каждая операция - это стресс. Известно, что поэтому хирурги и живут недолго, в среднем 55 лет. Операция операции рознь. И одно дело, когда провести ее удается идеально, - тогда и хирург удовлетворен, и пациент. Если же во время операции возникают разные непредвиденные обстоятельства, все становится сложнее. За каждую жизнь, действительно, приходится бороться. И это не красивые слова. Когда в отделение поступает больной с аппендицитом - а с этой операции хирурги, как правило, начинают свою деятельность, - который дотянул до последнего и в больницу поступил уже на последней стадии, приходится по-настоящему спасать его. Счастье хирурга - удачно проведенная операция. Но, к сожалению, не все и не всегда зависит от врача.

- Как снимаете стресс?

- Сейчас никак, а раньше водку пил.

- Бытует мнение, что медики пьют спирт...

- Уважающий себя хирург никогда не будет пить спирт, предназначенный для медицинских целей. Да и невкусный он.

- Может ли существовать в провинции качественная бесплатная медицина?

- Я так скажу: мне не нужна Москва и столичные институты, мне нужна хорошая аппаратура для обследования. Каков основной элемент работы хирурга? Руки, голова... Результат часто зависит не только от профессионализма врача, но и от точной диагностики, которую может обеспечить качественная аппаратура. Один аппарат для ультразвукового обследования сосудов, необходимый отделению, стоит 50-70 тысяч долларов. За чей счет его приобретать? Сегодня экстренную помощь мы всем, и москвичам-дачникам, и жителям района, оказываем бесплатно. Я думаю, если бы жители Москвы платили за оказываемые им здесь медицинские услуги, для нашей больницы это был бы только плюс.

- Пациентов своих помните?

- Всех, конечно, не упомнишь. Года два назад поступил к нам парень в шоковом состоянии с ножевым ранением сердца. В пьяной драке кто-то "постарался". Операция прошла успешно, хотя после такого редко выживают. Или вот, смотрите, история болезни лежит. Тоже парень молодой. 24 года, поступил с травмой, то ли машина сбила, то ли избили его. Операция длилась пять часов и закончилась успешно, хотя пришлось вызвать хирурга из областной клинической больницы.

- Вы хотите, чтобы дети пошли по вашим стопам?

- Знаете, есть такая поговорка: было у отца три сына: двое умных, один - врач. Я бы не хотел, чтобы мой сын пошел работать врачом, а решать уж будет он. Свои прелести и разочарования есть в каждой профессии. Каждый сам выбирает.

Евгения МЕНЖУК
Газета "Вперед" №67 (25.06.2005)