"Маски-шоу" в дачном поселке

Год назад в этом дачном домике разыгралась настоящая трагедия, о которой чудом оставшиеся в живых супруги Сабович не могут вспоминать без содрогания.

В разбойном налете подозревают сотрудников костромского УИН

Почти год правоохранительные органы Московской области бьются над банальным на первый взгляд разбоем, раскрыть который были обязаны по горячим следам. Пятеро в масках ворвались в один из домиков в садовом товариществе "Сигнал" Сергиево-Посадского района Подмосковья, зверски избили пожилых супругов Сабович, забрали деньги, машину и сотовые телефоны. Подозреваемыми оказались подполковник, капитан и прапорщик костромского УИН, а также два их приятеля. Потерпевшим дали понять, что если делу дадут ход, то "полетят головы генералов, и, возможно, не только в Костроме".

«Маски-шоу» в дачном поселкеЛариса и Мечислав Сабович приехали на свою дачу в поселок Хотьково вечером 25 июня, в пятницу. Погода была плохая, поэтому, погуляв немного по территории садового товарищества, супруги вернулись домой. Мечислав отправился смотреть телевизор, а его жена вышла на улицу принять душ.

'Не успела я включить воду, как в душевую вошли двое мужчин с ножами. На них были черные спортивные костюмы, а на головах - шапочки-маски с прорезями для глаз, - рассказывает Лариса Сабович. - Выяснив, что в доме находится муж, а в хозблоке - 83-летняя мать, они засунули мне в рот кляп, завязали глаза, связали руки за спиной и оставили на полу'.

Ворвавшись в дом, преступники буквально с порога набросилиcь на лежавшего на диване супруга Ларисы. Завидев непрошеных гостей, Мечислав попытался подняться, но тут же получил удар ножом в руку. Затем двое налетчиков навалились на него, а третий со всего маху ударил рукояткой пистолета по голове. После этого потерявшего сознание мужчину еще долго били ногами, не оставив на его теле живого места.

Два часа кошмара
'Когда меня привели в дом, первое, что я увидела, - лежащий на полу в луже крови Слава со связанными руками и ногами, - продолжает Лариса Сабович. - Все вокруг - стены, двери, постели, занавески - буквально все было в крови. Она еще несколько дней выступала из швов в линолеуме. Поскольку они все делали молча, ничего не требовали, то я сама предложила забрать им машину, у нас семилетняя 'Хонда', и не трогать нас. Мне ответили, что убивают они редко, а машину и так заберут. Перевернув весь дом вверх дном, они забрали сотовые телефоны и деньги - 500 долларов и 160 тысяч рублей. На них мы на обратном пути собирались купить холодильник и путевки на отдых. После этого взяли наши паспорта, ключи от городской квартиры в Пушкино и стали выяснять, как туда проехать, но почему-то так и не поехали. Весь этот кошмар продолжался часа два. Через какое-то время я отключилась и очнулась от крика мужа, который просил его развязать. Слава сказал, что они ушли. Я сумела развязать руки, нашла в темноте маникюрные щипчики - свет зажигать боялась, - перекусила провода, которыми был связан муж, и помогла ему перебраться на диван. Когда прикладывала к его голове бутылку с холодной водой, почувствовала, как захрустели кости, и жутко испугалась'.

Можно сказать, что подполковник в отставке Мечислав Сабович чудом остался жив. Он перенес несколько крайне тяжелых операций, во время которых ему удаляли из головного мозга осколки костей. Врачи говорят, что выкарабкался он во многом благодаря своим отменным физическим данным.

Странная командировка
Единственными зацепками, которыми располагало следствие на первом этапе, были показания немногочисленных свидетелей о тонированном ВАЗ-2106, который незадолго до ЧП видели на территории садового товарищества, и сотовые телефоны семейной пары. Впрочем, надежд на то, что преступники не избавились от SIM-карт, было немного. Но, как позже выяснилось, их подвела жадность. На балансе каждого телефона было примерно по 40 долларов, которые они решили выговорить до последнего цента.

Получив распечатку разговоров с похищенных аппаратов, оперативники выяснили, что телефоны используются в Костроме. Туда немедленно выехали сотрудники Сергиево-Посадского УБОП. С помощью костромских коллег оперативники установили фамилии предполагаемых налетчиков. В числе подозреваемых оказались трое сотрудников местного УИН: подполковник Эдуард Кульмач, старший оперуполномоченный капитан Сергей Мельников, прапорщик Дмитрий Кашаев (у него изъяли телефон Ларисы Сабович), а также двое их знакомых, один из которых оказался бывшим заключенным. Как оказалось, с 21 по 24 июня на всех пятерых были выписаны командировочные удостоверения в Московскую область. При этом в Кострому квинтет вернулся лишь 27 июня, то есть на следующий день после разбоя в поселке Хотьково. Да и сама командировка, которую организовал являющийся начальником отдела Кульмач, по мнению местных оперативников, выглядела довольно странно. Уиновцы якобы отправились задерживать некоего мелкого мошенника. 'Ладно капитан поехал, но подполковнику там точно делать было нечего', - поделился с ГАЗЕТОЙ своими соображениями один из сыщиков. Кстати, Кульмач вернулся из командировки с разбитой рукой (не об голову ли Мечислава Сабовича?) и сломанной ногой. Если учесть, что жертву зверски избивали именно ногами, а на сломанной ноге у Кульмача и до этого был плохо заживающий перелом, то выводы напрашиваются сами собой. Впрочем, сам офицер все проблемы со здоровьем объясняет тем, что… упал в открытый люк колодца.

Еще одной косвенной уликой оказалось то обстоятельство, что в номере гостиницы, где остановились костромичи, в ночь совершения преступления никто из них не ночевал. Да и вообще первоначальные показания подполковника, капитана и прапорщика оказались весьма противоречивыми.

Неприкосновенные подозреваемые
После того как подмосковные оперативники решили забрать с собой в Сергиев-Посад Кашаева, в дело вмешалась служба собственной безопасности костромского УИН. Гостям дали понять, что если они будут настаивать, то у них возникнут проблемы.

Таким образом, домой оперативники вернулись только с изъятым у Кашаева сотовым телефоном. При этом сам подозреваемый выдвинул версию, что нашел трубку в лесу. После этого расследование неожиданно приостановили. Лариса Сабович обратилась по этому поводу с жалобой в прокуратуру Московской области. В ответ заявительнице сообщили, что 'по делу проводятся следственно-оперативные мероприятия по сбору доказательств причастности Кульмач Э.А., Мельникова С.В., Кашаева Д.А. к преступлению'. При этом следователю Андрею Волокову было дано указание активизировать ход расследования, что он вроде бы и сделал. 'В конце декабря 2004 года он позвонил мне и сказал, что после 10 января они едут в Кострому их брать, - говорит Лариса Сабович. - До этого я не раз заявляла, что смогу опознать напавших на нас людей, не визуально, конечно, поскольку они были в масках, а по голосу, манерам, походке'. Как бы то ни было, но из Костромы следователь Волоков, как и оперативники, тоже никого не привез. В разговоре с корреспондентом ГАЗЕТЫ Волоков утверждал, что никакого давления на следствие не было и нет, а звания и должности подозреваемых никакой роли не играют. Впрочем, поверить в это может, пожалуй, только тот, кто не знаком с особенностями служебных взаимоотношений силовых структур. От более обстоятельного разговора об этом деле следователь Волоков отказался. Похоже, на это у него тоже были основания. Во всяком случае, по данным ГАЗЕТЫ, с некоторых пор Кульмач, Мельников и Кашаев перестали быть подозреваемыми, а дело пытаются спустить на тормозах. Один из костромских сыщиков в приватной беседе с корреспондентом ГАЗЕТЫ выразился так: 'У нас здесь все давно знают, что такое костромской УИН. Тут и наркотики и прочие дела. По оперативным данным, на территории прилегающей к нему зоны организовано что-то вроде рембазы или автосервиса. Чем они там занимаются, остается только догадываться. Заезжают туда и иномарки. Возможно, и ту 'Хонду' там уже 'отремонтировали'. Кстати, забрав иномарку Сабовичей, преступники демонстративно не взяли документы на машину. Если налетчиками были сотрудники костромского УИН, то они им и в самом деле были не нужны. Ведь кроме оружия и настроенных на милицейскую волну раций при себе у них были и спецпропуска, запрещающие досмотр их транспортных средств.

В костромском УИН, куда ГАЗЕТА обратилась за комментариями, на просьбу отреагировали весьма оперативно и в то же время весьма лаконично. Подтвердили, что трое сотрудников отделения розыска УИН Минюста по Костромской области действительно находились в 'плановой служебной командировке в г. Москве... Однако ни органы внутренних дел Московской области, ни проводившее собственную проверку руководство управления не установили их причастности к преступлению'. Таким образом, считают в пресс-службе УФСИН России по Костромской области, изложенные выше факты не соответствуют действительности.

Действительно, установить виновны в совершенном преступлении сотрудники костромского УИН или нет, - это задача следствия, которое по тем или иным причинам не отработало даже очевидную версию.

Между тем все произошедшее в Хотьково весьма наглядно показывает, насколько бесправным и беззащитным оказывается обычный человек, вознамеревшийся найти правду там, где замешаны интересы какой-либо силовой структуры. Впрочем, супруги Сабович, которые, наверное, уже никогда не забудут пережитого кошмара, верят в то, что рано или поздно те, кто устроил им такое 'испытание на прочность', понесут заслуженное наказание.

 

"Газета"
12.05.2005
Олег Рубникович