ПЕЙТЕ МАНДРАГОРУ

ПЕЙТЕ МАНДРАГОРУ

в случае крайней сердечной необходимости

На “Приворотное зелье” (К. Персиков написал комедию по мотивам пьесы Н. Макиавелли “Мандрагора”) зрители шли наверняка на актерский состав: Мария Аронова, Сергей Степанченко, Даниил Страхов...

Разумеется, желание развлечь себя в воскресный вечер тоже имело место. Аронову мы хорошо знаем не только по телеэкрану — в прошлом сезоне она покорила сергиевопосадцев в первую же минуту выхода на сцену в общем-то легонькой антрепризе, которая, честно говоря, уже позабылась: стоя в обтянувшем ее (на два размера меньше) деловом костюмчике и мрачно глядя в зал, она сделала недвусмысленный кивок — на себя — и сказала также мрачно: о, бедро... Зал легПЕЙТЕ МАНДРАГОРУ от смеха и уже не отводил от нее глаз.

В воскресенье, на сцене Дворца, ее появление предварила фраза юного героя пьесы Каллимако (Д. Страхов) “Как прекрасна, белоснежна грудь возлюбленной моей!”. И тут появилась Аронова с ее роскошными формами... Эффект был еще тот. Артистка манипулирует вниманием зрителей прямо-таки со сладострастным мастерством, заставляя взрываться смехом и аплодисментами и тут же застывать в немоте, чтобы не пропустить следующую реплику, произносимую то в тембре недоумевающего баритона, а то и по-девичьи наивного сопрано.

ПЕЙТЕ МАНДРАГОРУНо в центре всей фантасмагорической ситуации со стариком-мужем мессиром Нича (С. Степанченко), его молодой целомудренной женой Лукрецией (А. Дубровская) и юным влюбленным Каллимако (Д. Страхов) волчком вертится Лигурио (М. Полицеймако), закручивая весь сюжет флорентийской комедии, останавливая его по своей воле и вновь возвращая ему центростремительную силу. В лучших традициях Гольдони, Гоцци и Лопе де Вега, по всем законам комедии положений, с ее двусмысленностью ситуаций, острыми репликами, с непринужденным обращением к зрителям на языке сегодняшнего дня действие на сцене не отпускает зал, ни на минуту не теряя напряжения. “Я прохиндей? — спрашивает Лигурио нас. — Я прохиндей?! Да. Я прохиндей. А как еще жить в наше время, когда так хочется всех сокровищ мира...” За гораздо меньшую плату он устраивает все и всех: юные герои обретают любовь, пылкая Сострата — Аронова находит себе утешение в объятьях совсем было заскучавшего слуги Каллимако, а мессир Нича, уверовавший в приворотное зелье из неведомых мандрагор, в скором времени наверняка приобретет долгожданных детей, оставаясь в счастливом неведении о происходящем. Счастлив и сергиевопосадский зритель — комедия комедией, но сработали ее для нас со всей серьезностью.

Е. АЗНАЧЕЕВА

Фото А. МАКСИМОВА

Газета "Вперед" №130  (22.11.2005)